Сегодня 10 декабря
Режиссер Театра «КВН ДГУ» Евгений ЧЕПУРНЯК: Даже если наше дело накроется, мы все равно не расстанемся

Режиссер Театра «КВН ДГУ» Евгений ЧЕПУРНЯК: Даже если наше дело накроется, мы все равно не расстанемся

Комментарии: 2
– Какие наши годы! Фото Лилии ПИЧХНАРАШВИЛИ

Юбилей театра

- Что вам приготовили в подарок?

- Капустник! С гомерически смешными номерами. Но я не чувствую ни своего юбилея, ни того, что Гельферу исполнилось 55. Во вторник на общем юбилее Гарика и театра я сказал, что он не стал для нас Григорием Аркадьевичем.  Мы остались друзьями, и по-другому выйти не могло. Юбилей был очень веселым, это был капустник, и даже чиновники, которые пришли, были тоже веселые. Гельфер - совершенно солнечный и теплый человек, очень талантливый и цельный. Годы его не ощущаются, может, темы стали грустнее, но талант с годами не ржавеет.

Юбилей предполагает дальнейшую работу, и пока будет интересно то, что мы делаем, мы будем живы.

Где сейчас обитают

- У муниципального Театра «КВН ДГУ»  нет своего помещения?

- Спасибо, что у нас есть сейчас  Дом кабаре, или Гопнер-холл, как его называют. Я надеюсь, что там еще кто-нибудь поселится, и тогда будет настоящий Дом кабаре. Это кабаретный зал: с амфитеатром, с круглыми столами и полукруглыми диванами, с маленькой сценой. Там видны глаза зрителей, слышны эмоции. Правда, бывает, что эмоции вызваны винными парами. На последнем представлении был почитатель КВН ДГУ, который пришел уже веселый, слегка подогретый и потому сразу включился в общение. Так бывает, человек начинает сразу говорить с артистом о каких-то личных вещах. Например: «Женя, зря я тогда не купил у тебя квартиру!» Я при этом ничего не понял: какую квартиру, когда «тогда»? И кто это?..

- В Доме кабаре едят и пьют во время выступлений артистов?

- Да, но ведь и в «Лидо» в Париже, и в «Мулен Руж»  к программе прилагается легкий ужин. Это атрибутика подобного рода заведений.

- Это напрягает?

- Нет. Подобный формат предполагает вечер в хорошей дружеской компании, у нас тесный контакт. Так что я не вижу ничего страшного, если человек пьет кофе или шампанское. Другое дело, если он закажет большую котлету на косточке, хорошую кружку пива и будет шумно сдувать эту пену в твою сторону и громко жевать мясо. Вот это уже неприятно, но пока такого не было. К нам ходит достаточно интеллигентная публика, которая пьет кофе и курит.

Переход в формат кабаре

- Переход в формат кабаре был связан с желанием обрести камерность на концертах?

- Мы работали в свое время и стадионы, и дворцы спорта, но это никогда не было нашим форматом. Когда-то нас пригласили поучаствовать в большом сборном концерте украинской эстра-ды. Там были Белоножко, которые до-о-о-олго пели… В конце концерта были мы с «Песней о счастье». Народ ей страшно обрадовался, там же музыка приятная (поет «А знаешь, все еще будет..»), и пошел танцевать. А под Билоножко не танцевали.

Стадион не предполагает личного контакта, глаз и той степени доверительности, которую обеспечивает любой концертный зал.

И потом мы много лет полностью не обновляли программу. Долгие годы номерами, которые определяли репертуар, были «Сходка» и «Эммануэль». Они и сейчас есть, несмотря на то, что мы уже не все. А мелкие обновления зрители как-то и не замечали.

Программы

- «Принесенные ретром» - в ней остались старые номера, мы посвятили ее памяти Игоря Бобрикова. «Эммануэль» по-прежнему хорошо принимается, но многим уже нужно объяснять, что такое видеосалоны… И число этих понятий будет расти и расти, поэтому эта программа и стала «ретро».

Новая программа  смешная, острая, потешная, тонкая. Она еще не устоявшаяся, но события у нас так стремительно происходят, что пока допишутся новые номера, нужно будет менять предыдущие. Тем более что на носу предвыборная кампания и нас ждет большое количество помоев.

Авторы и актеры

- У театра никогда не меняются авторы - Григорий Гельфер и Евгений Гендин…

- Мы много лет работаем вместе и, вероятно, обречены друг на друга. Был еще Саша Константиновский, который теперь пишет только иногда и в автономном режиме. Все знаменитые вещи они написали втроем. Кабаре «Веселый песец» написано Гельфером и Гендиным. Мне по-прежнему интересно, что напишут авторы, а им интересно, что сыграю я и другие актеры театра. Процесс этот мучительный, сопровождается скандалами, слезами, излияниями, примирениями.

Театр

- Театр основала та же компания, которая создала КВН ДГУ. Но я не очень согласен с названием «театр». Не может ревюальное шоу (от «ревю») называться театром. Мы – тонкая веселая эстрадная программа, мы не театр. Я отношусь к этому названию с юмором. Мы иронично можем называться «театриком», у  меня всего 5 актеров, столько нас осталось. Кольцов, Юрочка Богуславский, Александр Сергеев, Геннадий Колесник. И Илона Соляник. И я надеюсь, что мы создаем объемную картинку.  Но большой КВН ДГУ давно в прошлом. Мы старели, кто-то уходил, кто нашел совершенно другое занятие, кардинально противоположное. С уходом Бобрикова мы поняли, что даже эту программу мы не можем больше играть. Это морально тяжело, потому что мы очень близки, мы проросли друг в друга.

Простой

- Был длительный период застоя, который было тяжело пережить. Мы ушли из большого КВНа, в 93-м году сыграли последнюю игру и там была достаточно скандальная история. В КВНе  как-то не было принято подкупать жюри.  В финале сезона 93-го года были мы, «Парни из Баку» и армяне. И мы проиграли, Масляков был в бешенстве, потому что  сезон строился под нас. А Сергей Сивохо тогда только что купил камеру, шел по коридору Дворца молодежи, сунул нос в комнату, где заседало перед игрой жюри, и  снял все на камеру. И после нашего проигрыша показал съемку. И там было просто распределение: «После такого-то конкурса я подойду и скажу, кто выиграет». И так и произошло, по сценарию. И мы вылетели из сезона. А потом просто оттуда свалили.

- Обиделись?

- Нет, скорее, усталость почувствовали от этого. А летом приехали на фестиваль, показали «Песню о счастье», а на следующем фестивале показали «Эммануэль». А потом показали номер «Пальцы», и нас уже вырезали как неформат.  А потом мы начали снимать свои передачи, и это занимало много времени, а мы пытались это продавать, а никто не покупал, продюсера не было, денег не было. И у авторов опускались руки, а потом они приходили в себя, придумывали другое, и мы бросались в новый проект. И в это время выпрыгнул «95-й квартал», их время пришло. И они очень хорошие: энергетичные, веселые, простые.

- А вам не кажется, что сейчас их слишком много в телевизоре?

- Ну, с этого начинается любой кризис творческий. Но у них конвейер, и это тяжело, и мальчишки там пашут. А в их выступлениях появляются жемчужины, там хороший Зеленский. Его тоже, наверное, много везде, но это бизнес. И от «звездняка», когда кажется, что ты – создание, совершенно исключительное, никто не застрахован.

- Но с вами же этого  не произошло?

- А неоткуда было падать. И мы в зрелом возрасте к этому пришли. И прошли уже многое до того. Мы не успели допрыгнуть до самого верха. Но много гастролировали...

- Артисты Театра «КВН ДГУ» всегда будут вместе?

- Мы рядом всю жизнь. Даже если наше дело накроется, мы все равно не расстанемся. Мы близкие люди. Иногда нарабатываемся вместе так, что видеть друг друга не можем. Все это время было по-разному: весело, хорошо, тяжело, грустно. А всякое дело имеет свой конец, может быть, кто-то появится из молодых, хотя я не уверен. Но судьба наша такая, что вот коллектив с нами появился и с нами и уйдет. Будет другой, но этот - он такой. И я горжусь тем, что он есть.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии в Донецке на помощника юриста