Сегодня 03 декабря
Любовь РОМАНЧУК (23 марта 2007)

Спасаем ЖКХ: продаем или национализируем?

Одни считают, что ее спасением может стать приватизация коммунальных предприятий. Другие, напротив, ратуют за возвращение в муниципальную собственность важнейших объектов хозяйствования.

«Комсомолка» предложила высказать свою точку зрения на проблему известному днепропетровскому политтехнологу Владиславу Романову и председателю комиссии по вопросам ЖКХ, председателю фракции КПУ в горсовете Сергею Воробьеву.

Какой должна быть коммуналка?

Сергей Воробьев.

- Я выступаю не за приватизацию, против этого я буду бороться. ЖЭК как таковой должен остаться, но он должен работать в конкурентной среде. Моя точка зрения такова: сам рынок должен определить, какой ЖЭК и в каком районе надо приватизировать, а какой нет. ЖЭК должен быть хозяйствующим элементом на рынке и бороться за свое место на нем. Если же он не справляется, на рынок должны прийти частные структуры. Рыночные законы распространять на эту сферу нельзя. Ведь если частный ЖЭК не справится и уйдет с рынка, как это получилось в Днепродзержинске, что будет с людьми и квадратными метрами, которые он должен обслуживать?

Владислав Романов.

- Вы предлагаете выбор между плохим и очень плохим. Сохранять монополию государства невозможно и не нужно, так как оно является неэффективным менеджером. Впрочем, и частный рынок в этой сфере несет в себе не меньшую опасность. Ведь основной критерий рынка – это прибыль. Коммунальная же сфера не является в полном плане рыночной - она предлагает социальный продукт. Квадратные метры и крыша над головой – не блажь, а необходимое условие существования. А плюс 18 в квартире - элементарная забота о здоровье.

Второй момент – вопрос наследия. Советский Союз был патерналистским государством, которое эти услуги создавало и обеспечивало. И сейчас мы не в состоянии от этой системы отойти. Мы все еще инфицированы ею. Можно поставить автономное отопление, но вот что делать с магистральными сетями? Никакой частный ЖЭК эту проблему не решит. Потому что будет заниматься лишь тем, что лежит за внутренней стеной дома. Нужно искать альтернативную форму обслуживания, которая бы на 51% предполагала муниципальную ответственность и на 49% - частную инициативу, как это сделано в Эстонии.

То есть структурно ЖЭК должен находиться на принципах хозрасчета, но у него должна быть юридическая муниципальная ответственность. Чтобы был  механизм управления, и одновременно достаточно развязаны руки, чтобы оказывать услуги, пользуясь возможностями рынка. Но критериев ответственности пока как раз и нет.

Как сделать ЖЭК прибыльным?

Воробьев.

- В советское время, когда зарождалась система коммунального хозяйства, ЖЭКи дотировались государством. Теперь дотаций нет и быть не может, так как ЖЭКи стали «элементом рынка», как теперь модно говорить. По отчетам все они прибыльны, поскольку наша система налогообложения строится от начислений. А в реальности – убыточны.

Сейчас мы пытаемся создать новую программу реформирования ЖКХ, и сроки ее создания определили до 1 июня. В горсовете для этого создана рабочая группа, в которую вошли представители всех фракций и партий, а также общественных организаций. Обобщаем результаты других городов, где побывали наши ходоки. Так что летом выход будет найден.

Ну а пока нужно заключить со всеми организациями договора. Пока мы платим ЖЭКам с точки зрения законодательства незаконно. Правда, нам говорят – раз платите, значит, имеете с нами устный договор. Но это глупость. Эту схему, конечно же, надо ломать. А вместе с ней и те круги ада, по которым жители кружат, пытаясь добиться какой-либо услуги. Ведь как в реальности происходит? Мы идем в ЖЭК, ЖЭК говорит – это не мы, это теплосеть виновата, теплосеть – нет, это не мы, а все-таки они, и так без конца. Должны быть налажены нормальные договорные отношения. Это мы и пытаемся разработать.

Романов (смеется).

- Психология чиновника при написании такого рода программы всегда заведена на собственные приоритеты. Ведь предполагается, что по программе будут выделяться деньги. Но никто не проводил анализ рынка в нашем убитом городе. А с этого надо бы начать.

Прежде всего, следует разобраться с перечнем и уровнем услуг – сейчас с этим страшная путаница. То есть расписать, что кому принадлежит и кто за что отвечает. Дороги, сети, трубы, котельные и прочее. Для этого надо взять существующую нормативную базу и большое сито - и хорошо ее пересеять. Это не сложно, но никто этого пока не сделал.

Воробьев.

- Не согласен. Надо идти от потребителя и выстраивать правила игры от него.

Какие идеи у власти?

Воробьев.

- Есть идея возродить районные ЖЭО (их 8 штук) и назвать их управляющей компанией. Эта компания будет заключать договора на поставку всех услуг, и подбирать ЖЭК или частное предприятия для обслуживания данного дома. На бумаге все выглядит замечательно. Но когда начинаешь вдаваться в суть этой проблемы и попытаться защитить себя как жителя, мне такая схема не нравится. Это прямое возвращение к тому, что было 5 лет назад.

Что произойдет? Весь финансовый поток вновь сосредоточится в одной организации – ЖЭО, которая будет расходовать его не так, как надо жителям. Поэтому я не сторонник этой схемы и буду думать что-то другое. На сегодняшний день не могу сказать, что именно придумаю. Но того, что есть сейчас, не будет. Это точно. Каждый гражданин будет иметь договорные отношения с организациями и будет требовать соблюдения их.

Романов.

- Ситуация настолько перезрела, что времени на составление программы может попросту не хватить. Единственно, что можно сделать – стать адвокатом людей, отрабатывать юридические механизмы и очень серьезно давать по рукам организациям-нарушителям. До тех пор, пока эта схема не заработает. На ее раскрутку необходимо года два.

Как быть с монополистами?  

Романов.

- Они только называют себя рыночниками. А на деле это нахалюги, которые за бесценок выбили себе у государства то, на чем делают прибыль. Они инфицированы прежней системой, являются спидозниками командного стиля управления. И не работают по законам рынка. В этом вся проблема.

Воробьев.

- Есть отрасли, которые нельзя было отдавать на откуп в частные руки. В коммунальной собственности должны были остаться водоканал, магистральные теплосети, Укргаз. Нельзя было приватизировать мусоросжигательный завод, который отдали за копейки, самим себе создав проблему. Бороться с монополистами можно теперь только путем конкуренции со стороны муниципальной собственности, которую надо вновь создавать.

Что мы пьем?

Романов.

- Сейчас у нас все источники воды третьего класса. Недаром в городе с последнее время резко возросло потребление минеральной воды и покупка фильтров. Люди начали решать проблему сами.

Эта проблема политическая. Для начала надо признать, что вся вода из Днепра (а 80% населения Украины питается от нее) приходит к нам травленная еще со Смоленской области, тут же ее «добивают» окончательно. И если мы не в состоянии диверсифицировать водоснабжение, то надо проверить все нормативы, фильтры, и заставить насосные станции работать рентабельно.

Воробьев.

- По воде имеем монополиста – водоканал. Ситуация сложная. Город имеет три основных источника водоснабжения – Аул (40% покупной воды), Кайдак и Ломовская насосная станция. В советские времена аульский водозабор построили недаром, намереваясь впоследствии закрыть Кайдакский. Дело в том, что Днепр, протекая мимо Днепродзержинска, где к воде сползают грунты, вбирает в себя много грязи. Поэтому-то аульская вода намного чище кайдакской. Но сегодня мы не можем подступиться и совершенствовать аульский водопровод, так как он не является собственностью нашей громады. А развивать свой водозабор вроде как не с руки. Но наши власти сейчас идут именно на развитие кайдакского водозабора, вкладывая туда огромные средства. Это совершенно бессмысленно.

На мой взгляд, все водозаборное хозяйство должно стать городской собственностью, так как обеспечивает население жизненно важным продуктом. Да и строилось за счет средств территориальной громады.

Даешь мусорный полигон

Воробев.

- Контроль над этим рынком держат два монополиста – ООО «Экология» и Коммунтранс. Между собой они распределили прибыльные участки и диктуют цены. Вот и получается, что большие магазины, больницы, учреждения обслуживаются, так как от них идут живые деньги. А дворы и улицы остаются грязными. И мы бессильны против них.

В позапрошлом году на средства горбюджета мы закупили 12 мусоровозов. После чего столкнулись с проблемой – что с ними делать? Была мысль раздать их в райкоммунхозы, чтобы они работали в каждом районе. Но оказалось, что возить-то мусор все равно некому, кроме как двум монополистам. Поэтому мы были вынуждены отдать мусоровозы им в аренду. Теперь они работают в ООО Коммунтранс. Дико.  

Надо построить муниципальный полигон, который будет сдаваться в аренду. Уже вырыта яма  в балке за Игреньской свалкой. Растущие там заповедные растения, видимо, будут перенесены в другое место.

По предварительным подсчетам, наш полигон будет приносить чистой прибыли не менее 3 млн. грн. в год. И допускать его приватизации уже нельзя. Только аренда!

После чего выбирать мусороперевозчиков по тендеру. Категорией для расчета будут служить не кубометры, а чистота территории.

Романов.

- Эту услугу нельзя полностью отдать государству. Здесь должен мощно работать мелкий бизнес, который будет кормиться от свалки, занимаясь переборкой и переработкой мусора. Это очень прибыльная сфера, если подойти к ней разумно. Плюс дополнительные рабочие места.

Кроме мелкого бизнеса, надо установить реальную норму потребления на человека. Сейчас она составляет 1,3 куба, но на самом деле значительно выше – где-то около 12 кубов. Иными словами, нужно создать инфраструктуру по обращению с отходами, и она должна иметь все признаки муниципального управления. В этом я согласен с властью.

против

Воробьев:

 Рыночные законы распространять на эту сферу нельзя. Если частный ЖЭК не справится и уйдет с рынка, как это получилось в Днепродзержинске, что будет с людьми и квадратными метрами, которые он должен обслуживать?

Но ЖЭК должен работать в конкурентной среде.

 «за»

Романов:

Сохранять монополию государства невозможно и не нужно, так как оно является неэффективным менеджером. Нужно искать альтернативную форму обслуживания, которая бы на 51% предполагала муниципальную ответственность и на 49% - частную инициативу, как это сделано в Эстонии.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 13371 3

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт

вакансия менеджер по продаже мебели ХарьковздесьНиколай Рыбников