Сегодня 10 декабря
Тренер днепродзержинских  майдансеров  Татьяна Шестак:  После проекта волосы выпадают клочьями

Тренер днепродзержинских "майдансеров" Татьяна Шестак: "После проекта волосы выпадают клочьями"

Комментарии: 2
Нинель Кобылецкая, Татьяна Шестак и Алена Шевченко (на фото - слева направо) поддерживали и учили ребят на протяжении трех месяцев.

УЧАСТНИКИ БОЛЕЛИ ВЕТРЯНКОЙ И ПАДАЛИ В ОБМОРОКИ

Игорь: - Та история, когда вас ударили по лицу в Днепродзержинске прямо на улице, по-вашему, может быть связана с проектом "Майданс"?

Таня: - Вполне! Я возвращалась с очередной тренировки в Днепродзержинске, а мне навстречу шел огромный мужчина, который с большой силой врезался в меня плечом. У меня выпала сумка, меня просто развернуло, я чудом не упала. Во мне очень развито чувство справедливости, и я просто не могла промолчать. Ну и сказала ему литературным языком, что с девушками можно вести себя и поосторожнее. Мужчина разворачивается, закатывает рукава  и дает мне по лицу со словами: "Тише будь, да?" И уходит... Я  даже всплакнула возле ма­шины.

Это вполне мог быть кто-то из родственников тех ребят, кому мне пришлось отказать в приеме в состав команды "майдансеров". Ведь желающих было в три раза больше, чем нужно было. Поэтому были сопли, слезы, и не только дети, но и их родители искренне недоумевали, почему их чадо не берут в команду. Пытались предложить деньги. Приносили толстенные семейные аль­бомы с фотографиями и начинали рассказывать: "У нас в семье все дети танцуют. Только дочка нет. Но мне же её фотографию тоже нужно сюда поставить, поэтому, пожалуйста, возьмите её".

- Бывало, что угрожали?

- Нет, такого не было.

Для первого выступления наша команда привезла в Киев 200 килограммов зеркал.
Для первого выступления наша команда привезла в Киев 200 килограммов зеркал.

Анатолий: -  Было такое, что вы укомплектовали состав, и вдруг кто-то напился, опоздал, заболел и подвел вас?

Алена: - Такой причиной была только ветрянка, которая "скосила" большую часть наших участников. Ветрянка - это же очень заразная болезнь, и получилось так, что один заболел, но не знал об этом, продолжал тренироваться со всеми, а на следующий день не пришло уже семь человек. В общей сложности около 50 человек мы "потеряли" из-за ветрянки. К тому же мы, как не переболевшие ею, очень боялись, что инфекция коснется и нас.

В палатке
В палатке "майдансеры" и ели, и ночевали, и спасались от непогоды.

- Были ли у кого-то из участников проблемы на работе или в учебном заведении из-за пропусков?

Нинель:- Да. Одна наша девочка работала в элитном магазине косметики, и перед поездкой в Киев всего лишь на один день ей поставили жесткое условие: "Или работа, или "Майданс". В день отъезда видим её на вокзале у поезда - заплаканную, опухшую. Оказалось, она сделала выбор в пользу "Майданса" и попрощалась с работой. Мы, конечно, связались с руководством этого магазина через горадминистрацию, пытаясь объяснить, насколько проект важен для формирования имиджа города. Но история пока не закончилась…

 

Своим танцорам я запретила плакать

Оксана: - С какими трудностями столкнулись на проекте?

Таня:- С погодными! Много раз в Киеве приходилось репетировать под проливным дождем и даже градом. Но это полбеды. А вот когда затопило нашу палатку, в которой мы ели и ночевали, и мы сидели там по колено в воде, то было страшно от того, что сейчас все нормальные родители начнут забирать от нас своих детей, чтобы они не простудились, и мы ничего не сможем сделать. И вот, звонит мама восьмилетней девочки и говорит: "Я сейчас заберу дочь, переодену в теплую сухую одежду и… верну вам". А еще никогда не забуду картину, когда одна из наших участниц, спасаясь от потопа в палатке, залезла в футляр от саксофона, лежала в нем, дождь капал ей в лицо, а она все равно улыбалась. Вот такой боевой дух у ребят!

А еще мы запрещали нашим ребятам плакать, взамен мы предлагали им проговаривать все то, что накипело. Мы строго предупреждали их перед каждым решением жюри: если даже это наше последнее выступление - не вздумайте плакать!  И когда такой день настал, никто не расплакался, кроме... меня! Дети обступили меня: "Ты нам не разрешала плакать, вот и сама не плачь".

- Вашей медсестре приходилось пользоваться нашатырным спиртом?

Нинель:Конечно, наши ребята регулярно теряли сознание. Ну, представьте, восемь часов тренировок в сутки! Среди участников в основном были дети, не имеющие должной физиче­ской подготовки.

КУШАНАШВИЛИ ПРОНИКСЯ КО МНЕ КАКОЙ-ТО СЕКСОПАТИЕЙ

Марина: - Кого из членов жюри вы узнали с другой стороны, о которой не знают телезрители?

Таня:- Отарчика Кушанашвили, который явно проникся какой-то сексопатией ко мне. Даже когда отворачивались камеры, он посылал мне воздушные поцелуи, подмигивал. Вни­мание от него было конечно же приятным, и это было постоянно интрижкой: с какого, более выгодного, ракурса мне встать в этот раз? Как он моргнет и как прокомментирует в этот раз? Однажды он даже посвятил нам статью, после такой моей реплики: "Все присутствующие на проекте команды из городов-миллионников, а у нас город маленький совсем, но очень гордый". Отара это очень зацепило. И он написал: "Если я родился в эпицентре событий, значит, мне живется легче? Нет, друзья, мне живется так же тяжело, как и всем". Но на самом деле, в Днепродзержинске всего одна нормальная пиццерия, нет нормальных мест, где молодежь может проводить свободное время, куча социальных проблем. Да и количество жителей такое, что никак нельзя тягаться с Донецком, Харьковом, Киевом по количеству отправленных sms-ок за свою команду.

Еще вспоминается неприятный случай, связанный с Сергеем Лазаревым, который после одного из наших номеров три раза повторил жюри, что тренер Днепродзержинска рискует здоровьем своих подопечных, выводя их на сцену совершенно голыми.

Сергей: - Какие негативные отзывы читали о себе в соцсетях?

Таня:- Что мне надо усмирить гордыню и определиться с мужиками (смеется). Писали, что, мол, тренер не доработал, а, между прочим, у тренера и многих участников после проекта волосы выпадают клочьями, я уже молчу про состояние ногтей. Такое было нервное истощение: за три месяца ни одних суток с нормальным полноценным сном. Если удается прилечь, то спим с галлюцинациями, вздрагиваниями, просыпаниями и криками.

Фото Павла ДАЦКОВСКОГО и из личного архива Татьяны Шестак.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии Днепропетровск кладовщикsinoptikJacqueline Bisset