Сегодня 06 декабря
Наталья БЕЛОВИЦКАЯ (27 марта 2008)
Олег Николаев: У меня танцует даже хор

Олег Николаев: У меня танцует даже хор

Накануне профессионального праздника известный режиссер ответил на вопросы корреспондента «КП».

Знающий зритель, который идет «на Николаева», знает, что его непременно ждет нерядовое культурное событие. Заслуженный артист Украины, танцовщик, балетмейстер, режиссер-постановщик и просто интересный, неординарный человек, Олег Николаев не подвел своих поклонников и в постановке спектакля на музыку Карла Орфа «Кармина Бурана». Недавняя ее премьера в Днепропетровском театре оперы и балета, без преувеличения, стала сенсацией. В очередной раз рискнув сломать устоявшиеся стереотипы, Николаев попал в десятку.

Артисты не хотели надевать костюмы

- В вашем новом спектакле «Кармина Бурана» вы заставили танцевать хор. Иногда кажется, что танцуют даже реквизит и декорации. Как так получается, что все выполняют то, что задумал Олег Николаев?- Сначала артисты хора сопротивлялись. Но это было не у всех и недолго. Две-три репетиции - и они втянулись. В «Кармине Буране» танцоров должно было быть раза в два больше, но я решил - пусть танцует хор.

- И фривольные костюмы хористы спокойно надели?

- Что вы! Были слезы и истерики: «Я это никогда в жизни не надену, а это ни за что делать не буду». Но потом все работали с удовольствием.

- Сложно ли было придумать образы для этой, довольно смелой, постановки?

- Образы мы придумывали недолго. Толчок Даша дала (Дарья Белая - автор сценографии и костюмов, студентка Днепропетровского театрального колледжа. - Авт.). Можно сказать, что мы с ней за вечер придумали спектакль. А вообще я брался за воплощение этой идеи с мурашками по телу - боялся испортить гениальное произведение Карла Орфа. Это моя первая постановка оперы.

В 91-м распустил театр и уехал

- Да вы и раньше удивляли. Например, в московском «Театре Луны» шекспировского «Короля Лира» превратили в мюзикл «Лиромания», рок-оперу Уэббера «Иисус Христос - суперзвезда» - в оперу-балет, где все поют и танцуют…

- Там танцевали только артисты драмы, но все они двигаются, все пластичны. Кстати, я уже давно работаю с драматическими актерами. В 80-х годах в Днепропетровском театре
им. Шевченко работал режиссером Александр Михайлов. Я в ту пору был артистом балета в оперном, только начинал ставить во Дворце студентов в «Эксперименте». Вот мы с Сашей сделали «З коханням не жартують».

- То есть «З коханням не жартують» можно назвать вашим первым экспериментом с небалетными артистами?

- Да, но там и балет, и драма танцевали. Это была первая большая лихая постановка в моей жизни. Потом пошли балеты. А в 88-м я организовал профессиональную театр-студию «Демос». Нам отдали здание кирхи, где мы хотели сделать театр. Наступает 1991 год - отбирают кирху, денег в стране нет, гастроли прекратились. Я распустил театр, в 92-м уехал в Москву. Началась московская жизнь.

- И чем вы там целых 15 лет занимались?

- Работал в шести театрах. Меня пригласили в знаменитое тогда эстрадное шоу - «Алекс-шоу» - поставить несколько номеров. Параллельно из «Алекса» взяли пять балетных коллективов в шоу в гостинице «Метрополь». Там мне предложили пройти конкурс на главного балетмейстера. Я этот конкурс выиграл и проработал четыре года в «Метрополе». Потом - в театре-кабаре «Летучая мышь». Мы поставили в 1996 году сенсацию - спектакль «Великая иллюзия» - двухактное действо про кино, про мюзиклы. Потом лет пять ставил номера многим эстрадным звездам - Ирине Аллегровой, Ларисе Долиной, Борису Моисееву, Наташе Королевой. В Америке работал… Потом в Днепропетровск вернулся…

Удивлять - это не цель

- Олег Викторович, как придумываете спектакли?

- Я рассказываю артистам историю, которую вижу, и пытаюсь ее донести. Танец же - это закодированные слова, фразы. В каждой танцевальной связке есть закодированный смысл. Главное, и самое ужасное, что этого никто не понимает, не расшифровывает и не пытается понять. Но существует интуиция, подсознание - вот как это здорово! А почему здорово? Не ответит никто. Что-то человек понимает, главное схватывает: это трагедия или счастье. В этом магия танца. Я не знаю, как все рождается.

- Чем еще собираетесь удивлять зрителя?

- Это не цель - удивлять. Мое желание - уйти от театра вчерашнего дня. Мир так продвинулся, так вперед рванул! Я же езжу по миру, вижу разные театры, спектакли. И мне так совестно, что у нас в Днепропетровске до сих пор в театрах ставится такое... Ну так обидно, ведь все уже такие вещи интересные творят.

- А классика…

– А что такое классика? Вначале это была не классика, а авангард. Ботичелли, Рембрандт… До них так не писали. Давайте и мы поставим, сделаем, а потом время нас рассудит. Да, есть школа классического танца. Когда девушек впервые одели в пачки, а мужчин в трико - а в то время только до щиколоток женщины могли подол платья приподнять, - был скандал. Сейчас это - классический танец. Классика - это вычурная искусственная вещь. Но ее можно по-другому танцевать. Это просто одна из школ. Вот, говорят, академический театр. Но звание это дают не за то, чтобы старье хранить. А за то, что сделали прорыв в искусстве, что люди в театр ходят.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт