Сегодня 06 декабря
Владислава МИКОЛЮК. Фото автора и из личного архива Владимира Петренко. (20 января 2009)
Руководитель театра «Верим!» Владимир ПЕТРЕНКО: «Днепропетровскую аудиторию нельзя назвать театралами»

Руководитель театра «Верим!» Владимир ПЕТРЕНКО: «Днепропетровскую аудиторию нельзя назвать театралами»

- Владимир Петренко согласен со Станиславским, что театр - это прежде всего храм.

«Комсомолке» объяснили, что театр - это «передовая» информационной войны. Станиславский - непрофессиональный актер? -Театр «Верим!» начинался с театральной студии, каких в то время в городе было предостаточно. Но почему только немногие из них смогли развиваться дальше?

- Думаю, все зависит от цели, которую ставит для себя театр. Возможно, нужны и любительские театры, актеры которых работают поварами или банкирами, у которых есть потребность заниматься творчеством. Я же для себя изначально поставил такую цель: у моих актеров театр будет профессией.

- И это при том, что первую труппу вы собрали из непрофессиональных актеров!

- Во-первых, давно пора развеивать миф о том, что в «Верим!» - актеры-непрофессионалы. Это профессиональный театр! Другое дело, как ты получил эту профессию. В таком случае можно говорить, что Станиславский - непрофессиональный актер, Богдан Ступка… Они не получали образование в театральных вузах. А то, что актеры умеют многое - это, увы, вынужденная ситуация. Содержать большой театр очень дорого. Если в театре Шевченко работают около 150 человек, включая внушительный обслуживающий персонал, то у меня - всего 35 человек. Хотя я даже считаю универсальность моих актеров положительным фактором, ведь сколько историй о монтировщиках, которые некачественно закрепляют декорации на сцене, об организаторах, которые нагоняют детвору на взрослые спектакли.

Глагол отличает трудолюбивых

- Связано ли название театра «Верим!», образовавшегося в 1991 году, с политическими событиями в Украине того времени?

- Нет, с провозглашением независимости в Украине это не связано никак. Название же символизирует то сложное время, которое наступило в сфере искусства. Помню, приходилось тогда ездить на подножке троллейбуса: не было ни денег, ни возможности попасть в этот троллейбус… Тогда было не до искусства. «Верим!» - это такой внутренний устав театра.

Очень важно, что названием является именно глагол: очень много тех, кто любит красиво размышлять, а работать для них оказывается сложнее, поэтому - глагол, а не существительное. Почему я и не пошел в профессиональный театр: не хотелось идти к тем людям, которые уже все знают, умеют, думают, что им известен рецепт приготовления любого «блюда». Я люблю театр, который всегда что-то ищет, что-то заново каждый раз открывает.

- А восклицательный знак в конце названия?

- Это - вынужденное: без знака воспринимается неправильно. Люди ставили ударение на «и» и думали, что это либо какая-то аббревиатура, либо какое-то еврейское слово (смеется). А еще восклицательный знак - это как бы показатель преобладающего оптимизма в наших спектаклях. Например, театр одного актера «Крик» - великолепный театр, однако там совсем иной энергетический заряд: боль, протест. У нас - совсем иной: вера, надежда, что человек все-таки останется человеком и победит в нем духовное, человеческое начало.

«Мы в ответе за то, что показываем»

- Известно, что глагол «служит» используется по отношению только к трем профессиям: священнослужитель, военный и актер. Как вы думаете, почему?

- Если связывать это с работой священнослужителя, то можно вспомнить фразу, которую буквально вчера сказал священник Александр Мень: «Искусство, религия и человек появились одновременно». Все жанры искусства появились как продолжение религиозного культа: театр, музыка, живопись и архитектура. Поэтому естественным является утверждение, что театр - это храм. По-моему, Станиславский насчет этого говорил: «Либо священнодействуй, либо убирайся вон. Либо ты жрец, либо ты шут и фигляр». Я - как раз приверженец театра-храма. Насчет того, что связывает солдата и актера, я не думал, но искусство в целом, не только театр, это же - военная передовая! И актер должен понимать, что он - на передовой информационной войны и завоевывает право быть в этом выборе, который зритель делает между телевизором, Интернетом и театром.

Меня интересует зритель и то, каким он выходит после нашего спектакля. Например, я недавно прочел, что сын режиссера сериала «Бригада» сел в тюрьму за убийство! Вы же помните сюжет сериала, понимаете, откуда корни растут. Мы в ответе за тех, кого приручили, и в ответе за то, что показали. Актеры, сыгравшие в «Бригаде», тот же Безруков, Дюжев, уже очень далеко отошли от этого сериала и теперь не любят о нем вспоминать и говорить. Но сколько молодых людей проглотили продиктованную ими модель поведения!

- Тогда посоветуйте хороший фильм из современных.

- «Остров» Лунгина, «Качели», «Ванечка»…Их на самом деле не так уже и мало. И это хорошо видно, особенно в российских фильмах: то ли это самостоятельное произведение, то ли это американская копия. Например, такие фильмы, как «Глянец»: да, хорошо, что вы показываете пороки общества, диктуете какую-то мораль. Но не хватает глубины! Это только показ: страшилка для провинциальных девочек - «Не ходите, девочки, в Африку гулять! Не ходите в Москву, там такие страшные вещи!»

- Идут ли люди в театр спасаться от хмурых мыслей, связанных с экономическим кризисом?

- По-разному. Одни идут, другие, не будучи уверенными, что с ними будет завтра, занимают выжидательную позицию. Сейчас время мутной воды. И я думаю, что билеты в театры будут раскупаться менее активно. Хотя цена на наши билеты - минимальна, и это наша позиция навсегда. Мы, как муниципальный театр, существуем на средства налогоплательщиков, а обдирать зрителя дважды - это уже чересчур (смеется). Но и бесплатно мы бы не существовали, будь даже у нас десять спонсоров. Человек теряет уважение к тому, что бесплатно…

В Ленкоме - разбалованная публика

- Почему вы не допускаете на свои спектакли детей до 10 лет?

- Потому что это - норма для драматического театра. В московском, киевском, например, эта норма - до 12 лет. Родители могут как угодно желать развития своему ребенку, но есть и другие зрители, которым эти дети реально мешают. К сожалению, днепропетровскую аудиторию нельзя назвать театралами. Многие впервые попадают в театр после 20 лет! Это поколение, воспитанное «киношной» культурой. Я часто слышу, как на последних рядах люди открывают газировку, пиво, начинают завтракать. Если бы это было мое здание, я никогда бы не допустил такого, даже жертвуя количеством зрителей!

Хотя, надо сказать, такое творится не только в Днепропетровске. В прошлом году слышал, как звонили мобильные во время спектакля в Малом театре в Москве! Можете себе представить?! А в том же Ленкоме - это вообще «норма»: тамошняя публика разбалованная, потому что, в большей части, состоятельная. Там главное - прийти, засветиться в светском обществе. 

Театр должен воспитывать свою публику. Вот мы, например, никогда не занимаемся показом спектаклей для организованных групп. Ведь когда под угрозой плохой оценки школьников насильно тащат в театр - это же кошмар! Поэтому также будем внедрять аппаратуру, которая блокирует звонки, не пускать после начала спектакля. В общем, будем защищаться как можем. Мы же - солдаты (смеется).

Владимир Петренко родился в Павлограде 18 мая 1954 года. Закончил Харьков­ский институт культуры (специальность «Режиссер народного театра») и Киев­ский институт театрального искусства им. Карпенко-Карого (специальность «Режиссура драмы»).

Лауреат премии Союза театральных деятелей Украины им. Данченко «Режиссер года - 2007». Обладатель Гран-при «Сичеславна» за спектакль «Очень простая история» (2007).


- Сцена из спектакля театра «Верим!» «Бесприданник».

- Сцена из спектакля театра «Верим!» «Бесприданник».


загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт