Сегодня 04 декабря
Павел ДИНЕЦ. (29 апреля 2011)
Народный артист Украины Иван ШЕПЕЛЕВ: «Гитарист Пугачевой советовал брать в Чернобыль побольше водки»

Народный артист Украины Иван ШЕПЕЛЕВ: «Гитарист Пугачевой советовал брать в Чернобыль побольше водки»

Комментарии: 2
Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.

Все в спецодежде. Кроме артистов…

- Когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, я был на гастролях в Риге. И вести об этом доходили туда какие-то смутные - ничего не понять. А после Латвии меня пригласили на Всеукраинский конкурс артистов эстрады. Но его перенесли из Киева в Хмельницкий. Я стал там лауреатом, получил приз «Лучший конферансье конкурса» - чеканку авторской работы. Дали к нему и премию, но тут же предложили всем лауреатам - чтоб мы написали заявление. Мол, перечисляем все свои премии на счет № 904 - это были средства на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС.

Октябрь 1986-го: Иван Шепелев выступает для героев, идущих на подвиг - на ликвидацию первой в истории атомной аварии.  Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.
Октябрь 1986-го: Иван Шепелев выступает для героев, идущих на подвиг - на ликвидацию первой в истории атомной аварии. Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.

А потом в Укрконцерте говорят: неплохо бы организовать небольшую бригадку - именно из лауреатов, да поехать хотя бы на один-два концертика в Чернобыль. А мы-то молодые были, ничего еще толком не понимали… Так в октябре 1986-го я и попал туда в первый раз. Выступали мы тогда в ДК Припяти. Ночевать не оставались - отработали два концерта и уехали.

Помню, как странно было видеть полупустую Припять. Все, кого мы там встречали, были в одежде цвета хаки. То есть - в спецодежде. Все, кроме нас…

Пропуск в Чернобыльскую зону. Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.
Пропуск в Чернобыльскую зону. Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.

Чернобыльские букеты: брать или не брать?

- А во второй раз я попал в чернобыльскую зону через три года - на целых две недели, - продолжает Иван Васильевич. - Жили мы недалеко от Припяти, в модульной гости­ни­це. Работали каждый день и не только на сценах ДК: бывало, ставили прямо в казарме аппаратуру между солдатскими койками - и вперед!

А буквально перед нами - группой Днепропетровской филармонии - там работала Алла Пугачева. И ликвидаторы вовсю ею восторгались: мол, это ж надо - настоящая Пугачева! Если бы не эта авария, я б так никогда в жизни и не увидел живьем и не услышал любимую артистку! Рассказывали, что Алла Борисовна пела все, что ее ни просили - или записочками на сцену, или просто кричали ей из зала.

Иван Шепелев после концерта во Дворце культуры Припяти (февраль 1989 года).  Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.
Иван Шепелев после концерта во Дворце культуры Припяти (февраль 1989 года). Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.

Пересекались мы там и с Валерием Леонтьевым. Его музыканты, помню, делились впечатлениями: непонятно, как себя вести, когда тебе вдруг выносят на сцену цветы. Не брать - нехорошо вроде бы. А брать? Нас же предупредили, что здесь самый большой фон - на грунте… Потом и мне выносили букеты, и Людмиле Артеменко. Надеялись, что цветы все-таки привозные (был как раз февраль) - и брали.

От «экскурсии» по селам - мороз по коже!

- Но самые жуткие впечатления у меня остались от поездок в окрестные села. Останавливаемся возле одной из хат. Самоселы в то время туда еще не возвращались, как теперь. И на подворье нас встретили… одичавшие куры! Они сами, без человека, пережили зиму (и не одну)! Такие агрессивные: носились перед нами, будто бесноватые. А ночевали они в садах - на фруктовых деревьях… Повстречали мы там и выжившую козу - такую же одичавшую. А собак сколько! Люди во время эвакуации просто отвязали их, чтобы не померли на привязи…

Вошли мы и в одну хату. Впечатление такое, будто люди ушли оттуда, ну, может, сутки назад. Образа в рушниках, фотографии по стенам… Скатерть на столе, тарелки… И - жуткая тишина, просто мороз по коже! Как в фильмах Тарковкого, или в фильмах ужасов…

Наш «экскурсовод» из местных говорит: тут везде все двери открыты - такая радиация, что можно не бояться никаких мародеров. Хотя мародеры в зоне все-таки были: в самом Чернобыле вытаскивали из квартир ковры, хрусталь… А в этой хате-то и взять ценного было нечего.

Когда мы потом хвастали перед врачами, что нас возили показать брошенные села, те ворчали: «Вы хоть понимаете, сколько там на себя рванули?!»

Про спасительные водку и вино

- А когда я только собирался туда во второй раз, мой друг - гитарист группы Аллы Борисовны «Рецитал» Володя - сказал, что в зоне надо много пить. Мол, водка и красное вино выводят радиационные «флюиды». Однако водочку в Чернобыле было не достать (запрещено), артистов там угощали только вином. Но мы сумели-таки провезти в колонках бутылок 15 (улыбается). И вечерочком после концертов «лечились» ею. Увы, водка эта «контрабандная» быстро кончилась - все-таки целых две недели мы там были…

Кстати, даже врачи официально говорили, что желательно всем там потреблять красное вино. Помню, это было Каберне, скорее всего, молдавское.

И вообще: меню, что называется, было там усиленным - и рыбка хорошая (горбуша, семга), и мясо (огромные отбивные).

«Давай, чтобы все хохотали!»

- По репертуару никто нас, артис­тов, там не ограничивал. Единственное, что говорили мне, как конферансье: «Вы уж дайте так - посмешнее, позабористее! Чтобы похохотали». И пришлось вставлять в программу репризы и анекдоты, что называется, немного «на грани». Там-то одни мужчины были - так вот чтоб они от души похохотали. Наше руководство, видимо, думало: когда человек смеется, он забывает, как бы отключается от действительности…

Расписок с нас о неразглашении во второй раз не брали - только в 1986-м. Просто какой-то дядя с нами беседовал. Говорил, что нельзя фотографировать на станции, нельзя также распространяться об увиденном - чтоб не сеять паники. Обязательно никакой паники!

Чернобыльский «фольклор»

- В 1989-м в Чернобыле появился уже и местный специфический фольклор. Например, такая прибаутка: «Если хочешь стать отцом - заверни свой … свинцом». Помню еще, нам всем местные фотографы выдавали такой «документ» - пропуск в женскую баню. Мол, пропуск выдан такому-то в том, что он столько-то находился в Чернобыле, и имеет полное право без зазрения совести заходить в женскую баню. Также предъявитель сего «пропуска» обладает специальным правом - ему в обязательном порядке женщины должны помыть спинку. Мол, стерилен уже и не опасен как мужчина…

А офицеры тамошние однажды разыграли наших молодых музыкантов: «Ребята, а вам специальную одежду что - не дали?!» - Какую такую специальную? - Да, вот, нам тут выдают - например, штаны у нас со свинцом… А вы разве в своих?! Ну, тогда - наше сочувствие…

Некоторые ребята поверили: приходили к руководителю нашей группы возмущаться - чего ж нам не дают спецодежды свинцовой?!

Поездки в зону не прошли бесследно

- После Чернобыля у меня теперь проблемы с давлением - я гипотоник. Именно там, помню, оно стало резко падать (80 на 60), голова кружилась, подташнивало. И жуткая вялость еще: постоянно пил там крепкий чай, чтоб ехать на концерт более-менее бодрым…

- А у вас есть категория чернобыльца?

- Нет. Знаю, что группы Укрконцерта туда ездили часто. И кое-кто добился этой категории (ну, те, что более проворные). А я - нет, хоть у меня и документы все есть.

- Отказники были среди артистов?

- В нашей группе не было. А вообще, я слышал, что многие из старшего поколения артистов, которые понимали, с чем мы имеем дело, отказывались ехать в зону. Говорили, извините - слабое здоровье. И таких было немало. А молодежь - э-э-эх, вперед! Романтика, любопытство… Ведь по большому счету, мы туда рвались по глупости. Ведь и денег особых там не заработали: лишь благодаря тому, что нас там кормили бесплатно, можно было сэко­номить на суточных. А ставки были те же - обычные.

…Что Чернобыль не прошел для меня бесследно, теперь я уже уверен. А тогда не понимал всей опасности, жуткий наив был у многих молодых. Помню, вернулись мы после поездки туда в Киев, вымылись в бане, надели свежее белье и одежду. Думали - все позади. Ан нет…

Записал  

ФОТО:

1-Иван Шепелев после концерта во Дворце культуры Припяти (февраль 1989 года). А справа настоящий раритет - пропуск в Чернобыльскую зону. Артист забыл сдать его, уезжая оттуда. Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.

2- Октябрь 1986-го: Иван Шепелев выступает для героев, идущих на подвиг - на ликвидацию первой в истории атомной аварии. Фото автора и из личного архива Ивана Шепелева.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт